Акцизы, импорт, тень, курсовые риски. СЕО Bayadera Group о рынке алкоголя, государственном спирте и ценах в новом году

 

Кабинету генерального директора Bayadera Group Анатолия Корчинского могут позавидовать владельцы столичных алкогольных бутиков. Недалеко от входа — разнообразие алкогольных напитков, от огромных бутылок на подставках до небольших мензурок. Коллекцию пополняют коллеги и партнеры. Ассортимент в кабинете говорит о том, насколько конкурентным является украинский алкогольный рынок.

В новом году на этом рынке грядут большие перемены. Государство отказалась от монополии на производство спирта, и с середины октября Фонд госимущества продает бизнесу спиртзаводы. Это хорошая новость для отрасли — такой шаг позволит сократить долю теневого рынка, которая в предыдущие годы доходила до 50%. Но и есть и неприятная новость — повышение акцизов на производство и продажу алкоголя на 11,6% (что, к примеру, приведет к подорожанию бутылки водки на 5−7 грн).

Действительно ли украинцы стали больше пить импортного алкоголя и покупать напитки через интернет, что происходит с теневым рынком и легальным экспортом — в интервью генерального директора Bayadera Group Анатолия Корчинского.


В этом году на рынке производства спирта происходят глобальные изменения. Фонд госимущества активно продает спиртзаводы, которыми ранее управлял ГП Укрспирт. Bayadera Group пока не принимала участие в аукционах по покупке госпредприятий. Интересны ли вам эти активы?

Мы наблюдаем за торгами и несколько спиртзаводов могут нас заинтересовать. Но все зависит от цены, которая должна быть экономически оправдана. Я не говорю о том, что она должна быть низкой или высокой. Спирт — это одна из составляющих для производства водки.

Сколько заводов интересуют компанию?

Два-три. Мощностей одного спиртзавода недостаточно, чтобы обеспечить нас спиртом.

Организовывали ли представители ФГИУ или Укрспирта просмотры спиртзаводов, которые планируется продать? В каком они сейчас состоянии?

Мы их посещали. Спиртзаводы необходимо будет модернизировать, а производство — автоматизировать. По предварительным подсчетам, в каждое предприятие необходимо вложить от $2 до $3 млн.

Сейчас спирт производят заводы ГП Укрспирта. Достаточно ли они производят продукции?

Спирта едва хватает на рынке. Некоторые спиртзаводы стоят. Цены, по которым продают спирт в Украине, выше, чем в Восточной Европе.

Они заметно выше?

Я думаю, что на 20% примерно. Гораздо большее влияние на себестоимость продукции оказывают акцизы, которые в Украине очень высокие. Например, в цене бутылки водки стоимостью 89,4 грн, налоги занимают 25,4 грн. Причем, этот акциз производители оплачивают по предоплате. То есть, мы еще не произвели и не продали водку, а уже должны заплатить государству. И тут мы несем финансовые потери.

В государственном бюджете на следующий год запланировано повышение акцизов на 11,6%. Как это отразится на водочном рынке?

Бутылка водки может подорожать на 5−7 грн. И это негативно отразится на легальных производителях. Производство водки снизится, как и поступление от акцизов. Покупатели не готовы платить больше. Иностранные производители уже сейчас продают свою водку по той же цене, что и мы. Поэтому растет импорт. Если в прошлом году он занимал 2−3% водочного рынка, то сейчас — 6−8%. Наши потребители отдают предпочтение импорту. Это хорошо видно по рынку вина. Хотя отмечу, что качество продукции у иностранных конкурентов может быть существенно ниже.

Вы присматриваетесь к покупке заводов за рубежом?

Пока нет, но мы размещаем заказы на зарубежных предприятиях для производства алкоголя под нашими торговыми марками. По такой схеме работаем с госпредприятием в Беларуси. Сотрудничаем с заводами в Азербайджане и Туркменистане. Эти страны установили высокие таможенные пошлины, поэтому импортировать продукцию на их рынки невыгодно. За рубежом мы ищем партнеров и строим с ними совместный бизнес.

Что происходит с нелегальным рынком водки

И.о. главы Укрспирта Сергей Блескун говорил, что покупатели спиртзаводов смогут экспортировать спирт. Выгодно ли это?

Чтобы экспорт был интересен, необходимо внести корректировки в законодательные нормы. Украина ввела квоты для экспорта спирта, и они небольшие.

Эксперты говорят, что нелегальный рынок водки сокращается. Вы заметили эту тенденцию?

Нелегальный рынок водки на данный момент составляет более 50% и со стороны государства, в том числе и правоохранительных органов, отсутствует действенная борьба.

Как будет развиваться ситуация?

С повышением акцизов ситуация только усугубится.

Как сильно вырастет объем производства в 2021 году?

До 10% по рынку в целом. Еще одна причина для роста рынка — размер акцизного сбора оставался на уровне прошлых лет. Удорожание акциза может откатить нас на несколько лет назад.

Обсуждали вопрос роста акциза с правительством?

Производители встречались с Алексеем Гончаруком, когда он был премьер-министром. Но этим вопросом занимается налоговый комитет Верховной Рады. Аргументов, почему нужно повышать сбор, нам не приводили.

Одно из направлений бизнеса Bayadera Group — производство вина. На импорт вина нет пошлин. Интересно ли в таких условиях заниматься винным бизнесом?

Производство вина в Украине находится в сложном состоянии. Мы — одна из немногих компаний в стране, которая занимается полным циклом производства — от выращивания винограда до разлива вина по бутылкам и их продажи. Могу с уверенностью сказать, что заниматься виноделием в Украине — невыгодно. В 2019 году наша компания досадила 200 га виноградников, но первый урожай начнем собирать только в 2024 году. Все это время за ними нужно ухаживать. Bayadera Group занимает первое место по показателям переработки винограда. В 2020 году на винодельне Koblevo собрали и переработали более 9,5 тыс. тонн винограда.

Рынок украинского вина сужается. В 2020 году производство вина сократилось на 6% в сравнении с 2019 годом. Примерно 50% рынка занимает вино иностранного производства. Если тенденция не изменится, то его доля может вырасти до 70% в течение ближайших двух-трех лет.

Доля рынка Bayadera Group в производстве вина составляет почти 11%.

В середине июня министерство экономики сперва уволило, а потом восстановило в должности и.о. главы Укрспирта Сергея Блескуна. Против такого решения выступили руководители и собственники крупнейших в Украине алкогольных компаний. С чем были связаны, на ваш взгляд, такие изменения?

Мне трудно сказать, с чем это было связано. Наша компания далека от политики. Но я думаю, что это была ошибка. Или в ситуации не разобрались. При Сергее Блескуне нелегальный рынок спирта стал сокращаться, процессы приватизации сдвинулись, а финансовые показатели Укрспирта улучшаются. Увольнять опытного менеджера, который приносит прибыль — нелогично.

Государство — плохой управленец. В спиртзаводы нужно инвестировать большие средства, которых у государства нет. Зачем? Это непрофильный бизнес государства. Поэтому решение отдавать заводы в частные руки — правильное. Государство будет зарабатывать на налогах, акцизах.

Как компания реагирует на курсовые колебания

В прошлом году Bayadera Group отказалась от импорта алкоголя группы Proximo (ТМ Jose Cuervo, Bushmills, Kraken и пр.) но у вас остался пакет Diageo (ТМ Johnnie Walker, Crown Royal, White Horse, Smirnoff, Captain Morgan и пр.). Продукцию Proximо в Украину завозит ваш конкурент — производитель водки под ТМ Nemiroff, компания ЛВН Лимитед. Почему отказались от сотрудничества?

У Proximo — хорошие бренды. Думаю, что ЛВН Лимитед будет доволен и импорт этой продукции позволит премиализировать компанию. Те условия, которые у нас были, не сильно устраивали нашу компанию. Поэтому в процессе обсуждения мы приняли обоюдное решение расстаться.

Какую долю продаж у вас занимает импорт?

В целом 12% в натуральном выражении.

В этом году риски импортеров выросли из-за девальвации гривни. Возможно, национальная валюта будет дешеветь и в следующем году. Как это может отразиться на продажах?

Это приведет к снижению продаж. Но это не отразится на товарах высокой ценовой категории. Если потребители приобретают продукт за 1,5 тыс. грн, то они готовы потратить на него и 1,7 тыс. грн. Импортеры будут нести потери. Мы покупаем товар исходя из курса евро 33 грн, а рассчитываемся за него уже по курсу 35. Конечный потребитель почувствует девальвацию через два-три месяца, поскольку непросто согласовать повышение цен с продовольственными сетями.

Как страхуетесь в этой ситуации? Закладываете ли в стоимость товара более высокий курс?

Нет. Иначе его не будут покупать. Это наши курсовые риски. В этом году, к примеру, цены на импортную продукцию мы не повышали.

Мы уже говорили о диверсификации бизнеса. Поэтому для нас очень интересен экспорт.

Экспортируете в основном водку?

Да. На зарубежные рынки поставляем так же вино и игристое, но объемы поставок небольшие.

 

Какая у вашей компании доля экспорта в структуре продаж?

Примерно 7,5% в натуральном выражении от общего объема.

Экспорт растет?

В этом году экспорт не растёт. К примеру, экспорт всей украинской водки сократился на 7% в сравнении с 2019 годом. Экспорт водки у Bayadera Group просел на 15%. Канал dutyfree в этом году практически не работает. Продажи упали более, чем в 3 раза (на 64%). Больше всего продается не в аэропортах, а на транспортных переходах на границе с Европой.

Как пришлось менять подходы к работе

Коронавирус заставил многие компании изменить подходы к работе.

Это так. Мы создали удаленные кабинеты для всех сотрудников и научились работать дистанционно. В офис приходит не более 20−30% сотрудников.

Больше всего пострадал канал HoReCa. Рестораны в этом году не работали почти три месяца. После того как они открылись, вернулись ли продажи на докарантинный уровень?

Нет. Мы постарались перекрыть потери за счет других каналов продаж.

Действительно ли люди стали больше пить во время карантина?

Люди стали пить алкоголь дома или встречаться на природе, делать запасы. Согласно нашей внутренней статистике, объёмы продаж сегмента крепкого алкоголя, а именно украинских водок в период весеннего карантина увеличились на 5%. Позже, однако, наблюдался спад потребительского спроса на данную продукцию.

Они сопоставимы с прошлым годом?

В целом, общие показатели продаж не превышают результаты 2019 года.

Действительно ли экспортировать продукцию стало сложнее и дороже?

Да. Таможенные правила могли измениться в любой момент, машины могли останавливать в странах ЕС. Поэтому цены на перевозку грузов выросли в среднем на 15%. Но после того, как локдаун отменили, они не вернулись на докарантинный уровень.

Одно из перспективных направлений — онлайн-торговля. Вы планируете развивать это направление?

Мы запустили в этом году оптовую сеть Wine Wine, которая предоставляет потребителям привлекательную цену на импортный алкоголь. В скором времени начнёт работу наша онлайн-платформа для продажи украинского алкоголя.

Приведённые цифры основаны на следующих источниках данных: RTRI, Nielsen, внутренняя аналитика Bayadera Group

Вы достигли совершеннолетия?